Наскальные рисунки Жетысу

Лариса Плетникова. Жетісудың жартастағы суреттері. The Rock Art of Zhetysu. Наскальные рисунки Жетысу. – Тенгри, 2018, №4(75), с.136-139

 

Когда в Казахстане слышишь слово «петроглифы», неизменно кажется, что следующим словом, которое должно прозвучать, будет «Танбалы». Действительно, самым известным и наиболее полно изученным памятником древнего искусства наскальных рисунков, является археологический комплекс Танбалы, где на площади около 900 га сохранилось более ста памятников разных видов – петроглифов, поселений, могильников, культовых сооружений, датируемых в промежутке от сер. XIV в. до н.э. до начала XX в. Наиболее известными памятниками, своеобразным брендом заповедника стали петроглифы, внесенные в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, которых здесь насчитывается около 5000 изображений. Само название урочища происходит от тюркского слова «тамга» — знак. Но такие «знаки» есть не только здесь. Они во множестве оставлены древними людьми практически по всей территории Казахстана, где есть горы. Особенно много их в Жетысу (Семиречье). Здесь обнаружено около 50 памятников со скоплениями наскальных рисунков. Наиболее известные из них это петроглифы в долине реки Коксу, в горах Шолак, Киндыктас, Анрахай и Баян Журек. Все они разного масштаба – наряду с крупными святилищами, насчитывающими по несколько тысяч наскальных изображений, есть совсем небольшие, в которых бывает по несколько сотен, а то и десятков изображений. Значительная часть из них изучена достаточно хорошо – описана и введена в научный оборот, но много и таких, которые все еще ждут своих исследователей.

Но самое интересное заключается в том, что этот древний вид искусства до сих пор продолжает жить в аутентичной среде, причем не всегда на территории заповедников-музеев, он не замер в альбомных иллюстрациях и остается доступным для каждого в своей подлинности. И не только стал источником для получения научно обоснованных данных о жизни и представлениях о мире древних племен, населявших Казахстан, но до сих пор остается средством непосредственной коммуникации поколений.  Непосредственной – потому что доступной, и часто – еще не перешедшей в разряд «памятника из учебника». Так в некоторых удаленных районах наскальные рисунки воспринимаются детьми примерно так, как городскими школьниками – надписи на стенах или стрит-арт. А для других, случайно наткнувшихся на них при выпасе скота, становятся вдруг ошеломляющим открытием, книгой, картинки которой можно рассматривать бесконечно и увлеченно, как своеобразные комиксы о жизни древних людей. Не случайно известный исследователь петроглифов И.Д.Русакова, среди известных петроглифических комплексов, помимо «святилищ» и «сторожевых постов» (наблюдательных пунктов) выделяла «скалы-книги», своеобразные древние «информационные центры» – хранилища знаний древних людей об окружающем мире. Такая необычная параллель с современными средствами коммуникации позволяет лучше понять предназначение древних святилищ не только как мест поклонения стихиям, но и как средоточий опыта, знаний и навыков древнего социума. И этот источник кажется неисчерпаемым — до сих пор, практически каждый год обнаруживаются все новые и новые скопления рисунков, и, есть основания полагать, что исследователей ждет еще много открытий, особенно в труднодоступных и удаленных от современных поселений местах.

Именно в таких труднодоступных местах скопления петроглифов ущелий Науакескен, Болыс-сай и Узынкунгей Кетменского хребта в 2017 году проводили разведку научные сотрудники Государственного историко-культурного заповедника-музея «Иссык» в рамках научно-прикладного проекта «Идеология и мифология саков Семиречья». В местах, где до этого исследователи еще не бывали. И это неудивительно – ведь до ближайшего села – почти 10 км пешком! Это был как раз тот самый случай выборки «живого», еще не описанного в источниках материала. В процессе разведки «охотники за петроглифами»  Д. Зiкiрия, Е. Джасыбаев, Т. Толегенов, А. Амаргазиева обследовали окрестности, местонахождения петроглифов, поднимались в горы, чтобы добраться до изображений, расчищали кусты и травные заросли, чтобы сфотографировать рисунки, оставляли метки для дальнейшей прорисовки изображений. Это было не только очень увлекательно, но иногда даже опасно – приходилось взбираться высоко почти на отвесные скалы.

img_8261img_2919

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задача была – обнаружить и зафиксировать новые скальные изображения методом эстампажа (от франц. Estampages «оттиснутые») – так называется техника переноса рельефных изображений накладыванием на него листа бумаги и заштриховыванием (затиранием) выпуклостей. Это примерно так, как в детстве мы играли, заштриховывая простым карандашом монетки, и удивлялись точности рисунка, который появлялся на бумаге. Но со скальными рисунками все не так просто – не все они четко прорисованы, к тому же каждый камень имеет свои особенности, и традиционные методики не всегда бывают эффективны. Поэтому у всех исследователей есть свои «секретные» способы перенесения рисунков. А знаете ли вы, что древние художники рисовали не на любых скалах, а только там, где был подходящий для этого камень? Казахи называют его тақтатас, а по-русски — просто сланец.

img_0068

Сланцевые скалы в Науакескене расположены в основном на южном склоне гор. Рисунки на скальных плитах здесь выполнены, по большей части, пунктиром – такая техника называется пикетаж. Преобладает «звериный стиль», но не такой, как мы привыкли видеть в скифо-сакском искусстве, здесь все происходит намного более мирно – нет сцен терзания, борьбы животных, все они  изображены в статичных позах. В основном это олени, архары, козлы, быки, но встречаются и другие животные. Многие рисунки сакского периода, в частности, изображения мелкого рогатого скота  имеют схематичный, условный характер – можно предположить, что они были созданы пастухами во время выпаса скота.

img_7810

Со структурой горы связана и система расположения изображений: если известные петроглифы Танбалы расположены в основном по горизонтали, то «острые» горы Науакескена диктовали древним художникам вертикальный формат композиций. Все рисунки имеют разную степень сохранности, что, скорее всего, произошло из-за разного состава почв, которые в Болыс-сае оказались более «впитывающими» влагу осадков. Вода уходила в почву и это помогло рисункам сохраниться. В Науакескене изображения нижнего яруса оказались практически утерянными, разрушенными природным воздействием. Всего  здесь было обнаружено шесть таких полос, четыре из которых плотно заполнены изображениями в большинстве – раннего железного века, редко – эпохи бронзы. В ущелье Болыс-сай были выявлены группы наскальных рисунков, в основном относящихся к эпохе бронзы. Считается, что именно на это время приходится пик развития наскального изобразительного искусства, когда был накоплен существенный багаж рациональных знаний древних людей об окружающем мире, происходило формирование новых мировоззренческих ориентиров и соответствующих им мифологических ритуальных комплексов. Эти своеобразные пиктограммы были предшественниками алфавитного письма.

img_2647

 

*В тексте использованы материалы из архива Государственного историко-культурного заповедника-музея «Иссык»

© 2018. Государственный историко-культурный заповедник-музей «Иссык»
www.issykrm.kz