«Алтын адам» құпиясы және Кемал Ақышев

т.ғ.к., «Есік» мемлекеттік тарихи-мәдени 
қорық-мұражай директоры Г.Р.Мухтарова.  Восхождение к вершинам археологии:сборник  материалов международной научной конференции «Древние и средневековые государства на территории Казахстана», посвященной 90 летию со дня рождения К.А.Акишева.-Алматы,2014.-60-71 стр. 
 
  «Алтын адам» құпиясы және Кемал Ақышев.
 

 

2010 жылы «Мәдени мұра» Ұлттық стратегиялық жоба аясында құрылған «Есік» мемлекеттік тарихи-мәдени қорық-мұражайында көрсетілген экспонаттардың басым көпшілігі туралы сыр шерткенде Кемал Ақышевтың есімін атап өтпеу мүмкін емес. Себебі, қорық-мұражайының негізгі объектілері — сақ қорғандары, ал экспозициясы сақтардың тарихы мен мәдениетіне, соның ішінде сонау 1969-1970 жж. дүниежүзіне танымал болған «Алтын адам» тарихына арналған. «Алтын киімді адам» терминін алғаш «Қазақ әдебиеті» газеті тілшісіне ұсынған Кемал Ақышев екендігі баршамызға белгілі.

«Алтын адам» табылғанына 40 жылдан астам уақыт өтіп, ғылыми еңбектер жарық көріп, еліміздің символына айналғанымен «Алтын адам» айналасындағы даулы мәселелер толастар емес. Бұл жалпы еліміздегі археология, туризм саласындағы мәселелердің ғалымдардың сақ тақырыбына деген қызығушылығының, сонымен қатар тікелей «Алтын адам» тарихының зерделену деңгейі мен аумағына байланысты. «Алтын адамның» жас мөлшері мен жынысы, әлеуметтік статусы, киіміндегі әшекейлердің орналасу орны, жерленген заттардың, тіпті қаңқа сүйегі айналасындағы құпиялары қаншама.

Бүгінгі күнге дейін сыры ашылмаған 26 таңбалы жазуы бар күміс тостағанның бір өзінде қаншама құпия жатыр десеңізші.

«Есік» Мемлекеттік тарихи-мәдени қорық-мұражайы ұжымы сақтардың, соның ішінде, «Алтын адамның» тарихын зерттеудегі Кемал Ақышевтың қосқан үлесін кеңінен насихаттау жолындағы жұмыстарын жалғастыруда. Қорық-мұражайында К. Ақышевтың ғылыми, адами жолынан мағлұмат беретін арнайы тақтадан ғалымның елбасы Н.Ә. Назарбаевпен, Қ.Сәтпаев, Ә.Марғұлан сынды ғұламалармен және отбасымен түскен фотосуреттерін, жеке заттарын, қолтаңбасы бар археологиялық күнделігін және т.б. заттарды тамашалауға болады.

Қорық-мұражайы қорына кезінде әкесімен бірге студент-архелог ретінде «Алтын адам» обасын қазуға тікелей қатысқан, бүгінде сақ тақырыбын жан-жақты зерттеп жүрген белгілі археолог Әлішер Ақышев Кемал Ақышевтың қолжазбаларын, жеке заттарын өткізді. Сонымен қатар, Ә.Ақышевтың айтуы бойынша «кезінде тұмар ретінде көзінің қарашағындай сақтап жүрген», сақ кезеңіне жататын ғұрыптық қола бұйымының бөлшегі — қола арқар мүсіні де экспозиция төрінен орын алды. (Б.з.д. IV ғ., қола Алматы обл. — ЕҚМ НТК 145).

2011 жылдан бастап К. Ақышевтің шәкірті Б. Нұрмұханбетов бастаған Г. Файзуллина, Е. Жасыбаев, Т. Төлегенов сынды қорық-мұражайының қызметкерлері «Алтын адам» төңірегіндегі құпияларды зерттеу мақсатында «Алтын адам: аңыз бен ақиқат» атты жобаны бастады. Жоба аясында 1970 жылдары жүргізілген археологиялық қазба жұмыстарының куәгерлерінен сұхбат алу, мұрағат құжаттарын, деректі фильмдерді топтастыру сияқты жұмыстар атқарылды. Әрине, қырық жылдан астам уақыт өткеннен кейінгі «Алтын адам» табылған бір сәттің өзіне сол кездегі жергілікті оқушы, қызметкер, жұмысшы, ғалым тағы басқа куәгерлердің берген сұхбаттарындағы қарама-қайшылық таңқалдырмай қоймайды. Бұл аталмыш жоба барысында атқарылатын жұмыстың ауқымы мен күрделілігін көрсетсе керек. Келешекте жобаны іске асыру басты мақсаттарымыздың бірі және де соның нәтижесінде көп мәселелердің басы шешіліп, көп сұрақтардың жауабы табылар деген үміттеміз.

Қолға түскен сондай материалдардың бірі К.Ақышевтың журналист Г.Бендицкиймен сұхбаты. Біз сұхбаттың толық нұсқасын еш өзгеріссіз беруді жөн көріп отырмыз. Себебі, бұл сұхбаттан археолог-ғалымның өмір тарихын, археология іліміне деген көзқарасын, «Бесшатыр», «Есік» обалары туралы шынайы пікірін білуге болады. Сұхбат берілген уақытты анықтау және баспаға беру рұқсатын алу мақсатында журналисті іздестіруіміз сәтсіз болды. Ғалымның өзінен «Алтын адамның» тарихына 40 жылдан астам уақыт өткеннен кейінгі ойын білу мүмкіндігінің жоқтығына өкініш білдіре отырып оқырманға төмендегі сұхбатты ұсынамыз:

 

Интервью К.Акишева журналисту Г.Бендицкому. Передача «По Гамбургскому счету. 1998 гг.:

Вопрос: Можно ли переписать историю? И вообще от кого зависит то, что история как бы переписывается? От историка?

Ответ. От историка, который описывает, это зависит на какое-то время, тем более, если историк не объективный. А историю переписать нельзя. Ведь история это не только история правления какого-то царя или хана. Или история руководства страной какого-то президента. Это совсем не банальные слова, выдуманные в советское время. Это история народа, история страны в любой промежуток времени, история того, как воспринимаются людьми те или иные события, как живет народ сейчас.

Закадровый голос. Глядя как бодро шагает по степи и взбирается без одышки на высокие курганы этот человек, зная, что он прекрасно слышит и способен разглядеть в небе кружащуюся точку и определить, что это именно беркут, вряд ли кому-то придет в голову, что герою нашей очередной передачи 75 лет. А между тем доктор исторических наук, археолог К.А. Акишев в молодости прошел фронта Великой Отечественной войны, имеет боевые ордена и медали.

Археологические находки, которые в течение 55 лет, скитаясь по степям, открыл этот человек, легли в основу представлений об истории реального Казахстана и впечатляли даже зарубежных специалистов. Но мало кто знает, что боевой офицер-связист мог бы и не стать археологом, если бы не выстрел вражеского снайпера в июле 1944 года.

К.Акишев. Где-то за два дня после освобождения мы с боевыми друзьями, лейтенантами, шли по одной из улиц Бендер. И вдруг меня подстрелил немецкий снайпер. Один из тех снайперов-смертников, которые прятались на крышах домов и вели прицельный огонь по советским офицерам и солдатам. После ранения я больше месяца лежал в военном госпитале в Одессе, потом еще три месяца меня лечили в Днепропетровске. Затем меня демобилизовали по инвалидности.

Вопрос. А как произошло, что вы, технарь, офицер-связист, переквалифицировались в гуманитарную науку? Ведь после войны, в условиях восстановления народного хозяйства, все технические кадры были сильно востребованы.

Ответ. Это интересный вопрос. Я ведь воспитывался в семье геолога Каныша Сатпаева, поэтому с юношеских лет у меня была тяга к этой профессии. Сразу после возвращения с фронта я поступил на геолого-разведочный факультет горного института в Алма-Ате, ныне это Казахский национальный технический университет. Но мне пришлось столкнуться с немалыми трудностями, обусловленными тем, что в процессе учебы нужно было много чертить. Но мне с тяжелораненой рукой приходилось нелегко. И я поступил на исторический факультет Казахского государственного университета, который закончил в 1950 г. И в том же году я поступил в аспирантуру Ленинградского отделения Института истории и материальной культуры АН СССР. Аспиранты шутливо, но с нескрываемой гордостью называли этот научный центр «Могучей кучкой археологов». И это в действительности было так: здесь собрались очень именитые ученые-археологи, поэтому ленинградская археологическая школа имела высокий уровень профессионализма.

Вопрос: Говорят, что советские археологи условно делились на две группы – стационарников и путешественников… Как это понять?

Ответ. Как я уже отметил, в Ленинграде было достаточно много крупных ученых-археологов. Они отличались тем, что выбрав весьма перспективный археологический объект, практически всю жизнь посвящали изучению его или других археологических памятников той же эпохи, хронологически и культурно связанных между собой.

Вопрос: А у вас был другой подход?

Ответ. У меня был несколько иной подход. Я причисляю себя к археологам-путешественникам. За свою жизнь я раскопал очень много археологических памятников. Только на территории Семиречья их более двух тысяч, и они относятся к разным историко-культурным эпохам.

У археологов есть очень хорошее выражение: жизнь археолога определяется не только количеством исследованных памятников, но и протяженностью пройденных маршрутов. Должен сказать, что мои археологические маршруты пролегли во всех областях Казахстана, за исключением Мангистауской области. А сколько намотал километров на колесах экспедиционных машин, сказать очень трудно…

Вопрос: Сколько археологических памятников было открыто с вашим участием?

Ответ. Очень много. Сейчас только известных нам и нанесенных на карту – свыше 25 тысяч, археологических и архитектурных. Не принимая во внимание памятники архитектуры XVIII–XX вв., так как ими занимаются историки архитектуры. Допускаю, что не меньшее количество памятников нам еще неизвестно.

Закадровый голос. В научных кругах Кималь Акишев известен как археолог, откопавший знаменитого «Золотого человека». Это находка вызвала настоящий фурор. Однако Иссыкский курган был лишь одним из более двух тысяч, исследованных этим ученым за свою жизнь.

Ему довелось начинать работать еще с патриархами советской археологии – представителями сильнейшей в тогдашнем Союзе ленинградской школы. Был он лично знаком и с писателем Юрием Домбровским, автором книги «Хранитель древности».

Вопрос. Вы как-то упоминали, что знали Ю.Домбровского.

Ответ. Да, я знал его, был знаком с ним. Мне тогда было 25 лет, а Ю.Домбровский и академик А.Н. Бернштам были моими учителями. Я знал Домбровского, когда он работал в Республиканском музее, который находился в соборе, что на территории парка им. 28 Панфиловцев. Он был участником научной экспедиции под руководством А.Н. Бернштама, а также участником находки знаменитого «Каргалинского клада», в том числе уникальной «Золотой диадемы».

Вопрос. Как вам удалось откопать «Золотого воина»?

Ответ. Там был элемент случайности. Дело в том, что раскопки этого кургана в планы археологов не входили. Осенью 1969 г., в начале октября, к нам пришел начальник Иссыкской автобазы в связи с возникшей проблемой. Суть ее состояла в том, что для строительства новой автобазы на северной окраине города был выделен участок земли, на котором находились 3 сакских кургана из Иссыкского могильника.

По существовавшему в то время законодательству, организация, на территории освоения которой находились памятники материальной культуры, в случае необходимости их сноса, должна была вызвать археологов, выделив денежные средства и технику для раскопок. Что и сделал начальник этой автобазы.

Раскопки начались сразу же, но вскоре пошли дожди. И мы были вынуждены прекратить работу, раскопав курган наполовину.

Вопрос. То есть в первый год, как я понял, «Золотой человек» не был найден?

Ответ. Совершенно верно. В 1969 г. мы и не могли даже знать о его существовании. А весной 1970 г., продолжив раскопки, обнаружили, что центральное, основное захоронение, подвергавшееся ограблениям, было полностью уничтожено. На дне могилы археологи нашли битые черепки глиняных сосудов, древесную труху от деревянной погребальной камеры, останки человеческих костей и очень мелкие золотые пластиночки. Было полное разочарование, однако мы решили проверить всю площадь погребения. И когда бульдозер выравнивал насыпь, то в 10 м. на юг от основного захоронения он зацепил ножом и выволок бревно. Первым это заметил Бекен Нурмуханбетов, мой ученик, который сразу же приехал в Алматы, а я был в городе, чтобы рассказать мне о находке. В Иссык выехали срочно всей группой, включая, разумеется, и реставратора, и фотографа с художников. Когда мы, приехав на место раскопок, стали расчищать курган, то обнаружили второе захоронение, о существовании которого грабители, естественно, ничего не знали.

Вопрос. Иссыкский курган – это чуть ли не единственная могила, которая не была разграблена.

Ответ. Да, это, несомненно, так. Это совершенно нетронутое богатое захоронение и, причем, не только в Казахстане, но в масштабах всей Центральной Азии и Западной Сибири. И сейчас оно остается таковым.

Вопрос. У вас было понятие, что именно раскопали?

Ответ. Когда в ходе расчистки погребальной камеры мы увидели золотые украшения, стало понятно, что это богатое и, как говорят археологи, непотревоженное захоронение. Однако едва ли мы могли осознавать полностью в тот момент научную и историко-культурную ценность находки. Наша задача состояла в том, чтобы, тщательно сохраняя любую из найденных вещей, все оставить в первоначальном положении. Я до сих упрекаю себя в том, почему не пришла мне мысль пригласить киногруппу – ведь могли бы все это заснять на пленку.

Методика археологических раскопок дала возможность потом, спустя три года после находки, полностью реконструировать одежду, головной убор, обувь, предметы вооружения «Золотого человека», а также разработать систему размещения на его одежде многочисленных предметов украшения. Вся эта работа признана многими специалистами мировой науки.

Вопрос. А кто проводил реставрацию? Кто занимался этим?

Ответ. Научной разработкой занимался я, а техническое воплощение осуществил талантливый реставратор Владимир Иванович Садомсков. Его, к сожалению, уже нет в живых. Он выполнил около 4 тысяч копий. Причем стопроцентная точность исполнения.

Вопрос. А доля ошибок при реставрационной работе?

Ответ. Примерно 15–20 процентов, и то в системе расположения украшений, особенно на головном уборе. Все копии выполнены в подлиннике и хранятся особо. Что касается тех украшений, которые экспонируются в музеях на одежде «Золотого человека», то они сделаны из алюминия.

Вопрос. Кто выделил вам средства на реставрационную работу? Я имею в виду работу по изготовлению копий предметов украшения, сделанных не из золота, а из алюминия.

Ответ. Все, что было необходимо для реставрации, в том числе металл, химические реактивы для анодирования, ткань и т.д., мы с В.И. Садомсковым покупали на свои деньги.

Вопрос. Имела ли ваша археологическая находка материальное выражение в виде каких-то премий для вас и для  В.Садомскова?

Ответ. Когда в 1970 г. я доложил Президенту АН об археологической находке в Иссыке, все участники научной экспедиции получили денежные премии.

Вопрос. А сколько это было?

Ответ. Сейчас я точно не помню, но хорошо помню, что все члены экспедиции, когда получили премии, единогласно решили сходить в ресторан.

Закадровый голос. Сегодня, по собственному определению К.Акишева, его находка и одновременно детище – «Золотой человек» – живет своей самостоятельной жизнью. Мало кто задумывается, что практически вся государственная символика нашей страны построена на разных элементах костюма сакского воина, который более двух тысяч лет назад был похоронен в Иссыкском кургане. Но нередко это приводит к очень смешным казусам.

Вопрос. «Золотой воин» для Казахстана это нечто большее, чем ценная археологическая находка?

Ответ. Конечно. Сейчас я уже прихожу к мысли, что все элементы «Золотого человека» вошли в государственную символику нашей страны. Возьмите к примеру Монумент Независимости, который стоит на площади Республики в Алматы. Его венчает пятиметровая статуя «Золотого человека». Или герб Республики Казахстан – там крылатые лошади. Или барс – символ Президентской власти и центральная фигура на гербе Алматы.

Вопрос. Когда все эти элементы использовались на практике, с вами советовались?

Ответ. При создании Монумента Независимости архитектор Шота Валиханов консультировался со мной, делился своими творческими замыслами. Другой подобной ситуации не было. Более того, должен сказать, что, когда выпустили первую почтовую марку РК, причем большим тиражом, к тому же за границей, случился казус – допустили искажения. Я с сыном написал письмо в газету… Дело ведь совсем не в амбициях. А в том, что надо советоваться, и это необходимо.

Вопрос. Есть ли шанс, что в Казахстане будут еще археологические открытия подобно «Золотому человеку»?

Ответ. Я в этом уверен. Поскольку знаю о существовании нескольких царских курганов. И об этом я уже писал в высокие инстанции.

Вопрос. Считаете ли вы, что «Золотой человек» – это самая яркая и самая значительная страница вашей жизни?

Ответ. Нет, не считаю. Не только я, но и мои ученики считают пиком археологической деятельности большой Бесшатырский курган, высота которого 20 м., а диаметр – 100 м. Это уникальный памятник для всей Восточной Европы. Чем старше я становлюсь, тем все острее ощущаю святость Бесшатырских курганов. Всегда, когда я подъезжаю к этому месту, особенно на закате дня, создается ощущение, что гранитные плиты, окружающие величественный черный курган, это охраняющие его часовые. В годы молодости у меня было желание раскопать его. Теперь я безмерно рад, что не сделал этого.

Вопрос. Как вы считаете, насколько верно утверждение, что наука в Казахстане находится в роли пасынка у государства?

Ответ. Мое мнение таково, что высокие инстанции в Казахстане относятся к науке с полным безразличием. Я убеждаюсь в этом, когда слушаю скучные выступления руководителей, когда вижу постоянное отсутствие у них проявления заботы о решении проблем науки. Даже трудно поверить в то, что Академия наук Казахстана по уровню научно- исследовательской работы занимала в СССР третье место после АН России и АН Украины…

 

Резюме

Г.Р.Мухтарова. Загадки «Золотого человека» и Кималь Акишев.

Статья посвящена исследовательской работе Государственного историко-культурного заповедника-музея «Иссык»  по изучению научного наследия  известного археолога, первооткрывателя «Золотого человека», д.и.н. К.Акишева. В статье приводится одно из последних интервью с К. Акишевым.

 

Summary

G.R.Muhtarova. Mysteries of the «Golden Man» and Kimal Akishev.
Article is devoted to the research work of the State historical -сultural Reserve-Museum «Issyk» to study the scientific heritage of the famous archaeologist, discoverer of the «Golden Man», doctor of history K.Akisheva. This article provides one of the last interviews with K. Akishev.

 

© 2018. «Есік» мемлекеттік тарихи-мәдени қорық-музейі
www.issykrm.kz